Сайт продается

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

Сергей Чемезов припомнил Путину самбо – и получил миллиарды!

Сергей Чемезов припомнил Путину самбо – и получил миллиарды!

Сергей Чемезов уклоняется от уплаты налогов. В декларации у главы «Ростеха» указаны два помещения общей площадью 1434 кв. м. Речь идет о двухуровневой квартире в месте, элитнее которого не придумаешь: в двух шагах от Кремля. Недвижимость оформлена на супругу Сергея Чемезова Екатерину Игнатову.

По оценке http://compromat.pro  (и это подтверждается данными риелторских сайтов), пентхаус топ-менеджера госкорпорации стоит 5 млрд руб. Кадастровая же оценка значительно ниже: около 400 млн руб. Квартира формально разбита на два объекта, что позволяет Чемезову платить налог по ставке 1,5% вместо 2%. То есть он перечисляет в бюджет Москвы 6 млн руб. вместо 100 млн.

 

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДНОЙ БИЗНЕС ЧЕМЕЗОВА

 

Официальная биография Сергея Чемезова лапидарна и обтекаема. Единственная подтвержденная запись — дата и место рождения: 20 августа 1952 года в г. Черемхово Иркутской области. Потом вроде бы с отличием окончил Иркутский институт народного хозяйства. Еще была учебы на Высших курсах академии Генштаба, но когда именно и чему он там учился, неизвестно.

С 1983 по 1988 год Чемезов возглавлял представительство некоего экспериментально-промышленного объединения «Луч» в Дрездене, якобы занимавшемся развитием атомной энергетики. Никто внятно не может пояснить, что это было за объединение. Но по доступным данным можно сделать вывод, что это была одна из многочисленных «крыш» подразделения КГБ СССР, занимавшегося научно-технической разведкой. Так что Сергей Чемезов и Владимир Путин трудились в ГДР если не по одной линии, то по одному ведомству. «Жили в одном доме, общались и по службе, и по-соседски», — скажет Чемезов в интервью (журнал http://moscow-post.group от 31 октября 2005 года). В 1996 году Чемезов, по протекции Путина, был взят на работу в Управление делами президента — начальником управления внешнеэкономических связей.

Хронологические пробелы вообще характерны для биографий сотрудников секретных служб. Попытаемся хоть как-то восполнить «белые пятна» в жизни этого друга Путина. Чемезов появился в Москве в конце 80-х годов. До этого он служил во 2-м контрразведывательном отделе КГБ по Иркутской области, затем был отправлен в ГДР в качестве сотрудника советской разведки - 1-го Главного управления КГБ. В Дрездене основной задачей Чемезова было добывание технических и технологических секретов западных стран в интересах Управления "T" Первого главного управления (ПГУ) КГБ.

В 2005 году, отвечая на вопрос журналиста о совместной службе с президентом Путиным, Чемезов заметил: "Зачем отрицать то, что было? Действительно, мы работали в ГДР в одно время. C 1983-го по 1988 г. я возглавлял представительство объединения "Луч" в Дрездене, а Владимир Владимирович приехал туда в 1985 г. Жили в одном доме, общались и по службе, и по-соседски". С разведкой, однако, у обоих не сложилось; пришлось возвращаться на родину.

Чемезова зачислили в 11-й отдел печально известного 5-го управления КГБ СССР (Управление по защите конституционного строя). Отдел этот был создан в 1977 году для контроля над международным спортивным обменом. Его сотрудники обеспечивали безопасность Олимпиады-1980. Чемезова встретили в этом отделе неласково, так как считалось, что он был ставленником нелюбимого многими генерала Кубышкина, начальника Инспекторского управления.

В КГБ существовало неписанное правило: сотрудник периферийных органов переводился в центральный аппарат на должность на несколько ступеней ниже той, которую он занимал по прежнему месту службы. А Чемезов получил ту же должность - старший оперативный уполномоченный, видимо, потому что прибыл в Москву из Дрездена. Кроме того, Чемезова как офицера действующего резерва назначили заместителем генерального директора «Союзспортобеспечения», в ведомство, занимавшееся закупкой спортивной одежды и инвентаря за границей для всех советских спортсменов. И квартиру Чемезову дали сразу, хотя многие московские сотрудники годами ждали очереди на улучшение жилищных условий. В «Союзспортобеспечении» наиболее близкие отношения у Чемезова сложились с генеральным директором Виктором Галаевым, в прошлом комсомольским работником, начальником одного из спортивных управлений Спорткомитета СССР и секретарем парткома этого ведомства.

В начале 1990-х Галаев и Чемезов якобы занялись – через посредников - в Санкт-Петербурге поставками из США куриных окорочков, или, как тогда говорили, "ножек Буша". Этот бизнес не мог работать официально, так как Галаев и Чемезов были госслужащими. И вот однажды, рассказал в своей книге Владимир Прибыловский, «бизнесмены» якобы потеряли сто тысяч долларов, а точнее, их украла структура, которую "крышевала" могущественная "казанская" группировка. Далее Чемезов вышел на сотрудника 5-го управления КГБ Александра Петровича Евдокимова, бывшего куратора МВД СССР по линии Управления 3В КГБ СССР. Евдокимов был близко знаком с верхушкой чеченской мафии, действующей в Москве в начале 90-х годов. Однако для чеченской ОПГ сто тысяч были небольшой суммой. Связываться из-за этих денег с Санкт-Петербургом Евдокимов не стал. Оставалась последняя надежда - на старого знакомого по Дрездену. А дальше – догадайтесь сами.

* * *

С сентября 1999 года по ноябрь 2000 года Чемезов возглавлял «Промэкспорт». С 2000-го по апрель 2004 года — первый зам. гендиректора «Рособоронэкспорта», затем гендиректор. На вопрос о воинском звании ответил: «Генерал-лейтенант. Впрочем, форму надеваю раз в году». Председатель советов директоров «Оборонпрома», «Корпорации Ависма», «АвтоВАЗа». Член советов директоров «КамАЗа», «НПК «Иркут», «Концерна ПВО «Алмаз-Антей», «Авиационной компании «Сухой», Казанского оптико-механического завода. В декабре 2006 года Чемезов был введен в состав бюро высшего совета «Единой России».

Чемезову уже давно было тесно в роли главного торговца российским оружием. Сначала его «Рособоронэкспорт» спасал для государства АвтоВАЗ, потом с «политическим» дисконтом выкупал у частных владельцев титанового монополиста «ВСМПО-Ависма». Еще более широкое поле для деятельности Чемезов получил, возглавив госкорпорацию «Российские технологии».

В 2008-м министр финансов Алексей Кудрин обвинил «Ростехнологии» в попытке «скрытой приватизации» передаваемого госкорпорации федерального имущества. Глава Минфина потребовал исключить из перечня передаваемых «Ростехнологиям» госактивов предприятия гражданских отраслей промышленности, доли РФ в зарубежных совместных предприятиях, а также один из ключевых оборонных холдингов – ОАО «ОПК «Оборонпром».

Еще Алексей Кудрин протестовал против способов финансирования деятельности «Ростехнологий» - за счет самостоятельной продажи части передаваемых ей госактивов. «Реализация данного предложения является скрытой формой приватизации, а также предполагает как непрозрачность механизмов продажи данных активов, так и отсутствие контроля над использованием этих доходов самой госкорпорацией», – писал Кудрин.

Такая практика, по его мнению, «направлена на увод доходов от продажи госактивов из федерального бюджета. Изначально в перечень «приватизируемых» предприятий входило примерно 250 компаний с госучастием, однако позже список был расширен до 600 предприятий. А антимонопольное ведомство тогда же выступило против передачи «Ростехнологиям» госпакетов акций предприятий, контролируемых частными акционерами, как например, КамАЗ и УАЗ.

Между тем руководство автогиганта АвтоВАЗ за три года так и не сумело выстроить эффективную систему управления. Генпрокурор Юрий Чайка заявил о том, что Генеральная прокуратура РФ приступила к анализу итогов эффективности управления имуществом АвтоВАЗа. Тогда же к проверке тольяттинского автогиганта приступили аудиторы Счетной палаты РФ. Пристальное внимание контролирующих органов к АвтоВАЗу связывают со значительными вливаниями госсредств в это предприятие.

Сразу стало известно, что "Автоваз" передал свой комбинат питания на аутсорсинг некой компании без проведения тендера. С поставщиком питания был заключен контракт стоимостью 7,4 млрд рублей. Это третья часть помощи, выделенной государством "на восстановление платежеспособности АвтоВАЗа". Кроме того, как отметил в интервью "Эху Москвы" Михаил Бергер, выбранной без тендера коммерческой компании "АвтоВАЗ" предоставил в аренду свои помещения по цене аренды в 2-3 раза меньше "не то, что рыночной, а ниже стоимости содержания имущества". «Это означает, что "Автоваз" доплачивает коммерческой компании те самые деньги, которые они выдурили у правительства и премьера», - делает вывод экономист.

Решение о выделении беспрецедентной помощи АвтоВАЗу было озвучено премьером Владимиром Путиным, на совещании по вопросу развития автопрома в Тольятти 30 марта 2009 г. Кроме того, правительство предоставило гарантии по банковским кредитам АвтоВАЗу на сумму более 90 млрд руб. Одним из основных условий щедрой господдержки была модернизация производства и выход на новый модельный ряд. Однако за годы пребывания у руля АвтоВАЗа чемезовской команды управленцев публично звучал уже не один десяток обещаний, связанных с модернизацией производственных мощностей, разработкой новых моделей и двигателей к ним, реструктуризацией автогиганта, оптимизацией системы продаж, повышением прозрачности корпоративного управления и т.д. Фактически ни одно из этих обещаний так и не было выполнено, что поставило под серьезные сомнения и дальнейшие перспективы АвтоВАЗа…

* * *

Тем временем личные капиталы жены хозяина "Ростехнологий" вызывали очень много вопросов. Об ООО «Кате» публика впервые услышала в 2005-м — тогда на презентацию малоизвестной фирмы во время Московского автосалона пришло сразу несколько высокопоставленных лиц: гендиректор «Рособоронэкспорта» Сергей Чемезов, Борис Алешин (на тот момент руководитель «Роспрома»), топ-менеджеры ВТБ. Компания была создана в 2004 году. группой выпускников МГТУ им. Баумана, и ее основное достижение — разработка автоматических шести- и семиступенчатых коробок передач.

Оказалось, что свою лепту в эту разработку внесла и супруга Чемезова Екатерина. «Вместе с друзьями она организовала этот бизнес [ООО “Кате”], на котором раньше работал Максим Нагайцев, нынешний вице-президент “АвтоВАЗа”, — рассказал “Ведомостям” Чемезов.

Вторая жена Чемезова - Екатерина Игнатова

По данным ЕГРЮЛ, учредители ООО «Кате»: Екатерина Игнатова (доля в 70%), гендиректор Евгений Новицкий (30%). Завод «Кате» должен был начать работу в 2007 г., его предполагаемая мощность — 260 тысяч трансмиссий в год. Инвесторами фирмы назывались ВТБ, площадку под завод в Калининграде «Кате» уже получила, рассказал министр промышленности Калининградской области Михаил Карапыш. Автоматические коробки передач «Кате» — первый «автомат» российской разработки. Несколько лет назад Нагайцев говорил, что клиентами «Кате» могут стать как «АвтоВАЗ», так и другие российские автозаводы.

(Бывшая жена Чемезова Любовь с 2001-го трудилась в региональном общественном фонде «Центр развития русского языка», который возглавляла Людмила Путина. Может быть, правильнее называть его «фондом бывших жен»?)

Говорили, что молодая жена Чемезова - Екатерина Игнатова – в 2010 году стала партнером олигархов Прохорова, Абрамова и Вексельберга в банке МФК. «МФК сделал предложение моей жене Екатерине Игнатовой стать его акционером, она окончательное решение пока не приняла», — сообщил газетчикам Чемезов.

Сотрудники госкорпораций не являются чиновниками и не обязаны декларировать свои доходы. «Сфера работы “Ростехнологий” так обширна, что, где бы ни работала Игнатова, при большом желании связь с госкорпорацией можно было бы везде притянуть за уши, — считает Чемезов, и продолжил: - Моя жена – экономист по образованию, занимается бизнесом, возглавляет ООО «Кате». Она вправе распоряжаться средствами, принадлежащими ее фирме, по собственному усмотрению. Более того, обязана, как хороший менеджер, приумножать их. Участие в банковской деятельности, как известно, – одно из испытанных и проверенных временем для этого средств».

В конце 2010 года выяснилось, что новая супруга главы "Ростехнологий" — основная владелица сети московских ресторанов «Этаж» с оборотом в $12 млн в год (19 заведений в Москве). Один из ее партнеров — управляющий директор "Тройки Диалог" Гор Нахапетян. По данным ЕГРЮЛ, размер вклада Екатерины Игнатовой в уставный капитал ООО "Рисонт-Холдинг" (управляет сетью городских ресторанов "Этаж") составляет 44,99 млн руб. при совокупном уставном фонде в 50 млн руб. (99,97%). Другие учредители ООО — гендиректор компании Андраник Саркисян (вклад 5 тыс. руб.), Анушаван Арзуманян и управляющий директор "Тройки Диалог" Гор Нахапетян (вклад каждого — по 2,5 тыс. руб.).

"Рисонт-Холдинг" управляет 19 ресторанами под брендом "Этаж", а также клубом Ye, DJ-баром Picasso, пиццерией "dal Капо", баром "Аквапарк", рестораном "Троя" и кафе-кондитерской "Эклер". Финансовые показатели не раскрываются. Первый ресторан "Этаж" открылся еще середине 90-х на Тверской улице, но активно развиваться сеть начала лишь в последние годы. Один из участников ресторанного рынка связывает это как раз с тем, что в число владельцев управляющей компании вошли нынешние акционеры. Правда, выяснить, как давно Екатерина Игнатова и партнеры владеют сетью "Этаж", не удалось.

А в марте 2011-го вдруг выяснилось, что молодая жена Сергея Чемезова — совладелец нефтегазового холдинга «Итера». Бывший разведчик Чемезов разводил пуками и говорил, что это для него сюрприз: он, мол, думал, что ее доля в «Итере» продана. Принадлежащая Игнатовой белизская фирма Elsamex Enterprises Ltd в середине 2006 года купила 0,1% Itera Group (материнская компания холдинга). Потом она заключила еще несколько сделок, приобретя у «Тройки диалог» в сумме 5%. К сентябрю 2009-го Elsamex владела 5,1% акций Itera. А к июлю 2010-го продала 4% другому офшору — Symius Global Corp. Основатель «Итеры» Игорь Макаров утверждает, что Symius — его компания: «Я сейчас у многих акционеров покупаю акции, аккумулировал уже 64%».

Цены сделок никто из их участников не раскрывает. В 2006 году Макаров заключил сделку с Sun Group, в ходе которой 26% «Итеры» было оценено примерно в $450 млн. Исходя из этой суммы 5,1% можно оценить в $90 млн.

«Итера» была основана Макаровым 19 лет назад. В конце 1990-х и начале 2000-х, пока «Газпромом» руководил Рем Вяхирев, компания была вторым после «Газпрома» продавцом и производителем газа в России и СНГ. «Газпром» уступил «Итере» ряд добывающих активов и сделал эксклюзивным поставщиком среднеазиатского газа на Украину. Но после прихода Владимира Путина в Кремль, а Алексея Миллера в «Газпром» «Итера» начала сдавать позиции. Макаров отверг предложение новых руководителей монополии продать контрольный пакет «Итеры». И ей пришлось вернуть «Газпрому» почти все добывающие активы, а право поставлять среднеазиатский газ на Украину досталось другим трейдерам.

«В начале 2000-х, после ухода Вяхирева, Макаров и начал искать поддержку у Чемезова, — вспоминает один из акционеров «Итеры». — Сначала в одну из компаний «Итеры» устроился сын Чемезова Станислав, потом компания жены Чемезова стала акционером «Итеры». «У меня давние хорошие личные отношения с Макаровым, — рассказывает Чемезов. — Мы познакомились с ним у Вяхирева в 1998-1999 гг. Это было в Туркмении. Туда Путин поехал с визитом. Мы с Вяхиревым были в делегации. Я на тот момент был директором “Промэкспорта”, занимавшегося поставками вооружения. Вечером Вяхирев пригласил меня на ужин, и там был Макаров». Так все и было, подтверждает Макаров: «Мы с ним сразу подружились. Я к нему отношусь с большим уважением».

Чемезов отрицает, что оказывал Макарову покровительство. «В то время я не мог поддержать Макарова, — подчеркивает он. — Я газом тогда не занимался. Я был директором “Промэкспорта”. Да и в тот период, когда Станислав устраивался на работу в “Итеру”, у Макарова все было в порядке, активы не отбирали. Никаким образом на процесс я повлиять не мог. У нас с Макаровым были и остаются дружеские отношения».

«Идея купить акции “Итеры” принадлежала “Тройке диалог”, — рассказал “Ведомостям” Чемезов. — Как хорошо известно, деньги должны работать. Еще в 2004 г. наша семья — я, моя жена и мой сын заключили соглашение с “Тройкой диалог”, вложили туда деньги для управления ими. И я никогда этого не скрывал. “Тройка” вкладывает наши деньги в различные проекты». «Честно говоря, — продолжает Чемезов, — до недавнего времени я думал, что Elsamex все продала, а после запроса вашей газеты я проверил, позвонил в “Тройку диалог”, и действительно оказалось, что 1,1% еще остался. Но мы от него тоже планируем избавиться». По словам Чемезова, приобретение доли в «Итере» никогда не рассматривалось как стратегический проект: бумаги покупались недорого, а к моменту продажи на них появился повышенный спрос — это была «трейдерская, а не стратегическая покупка».

«Екатерина Игнатова ни в каких органах управления в “Итере” не участвовала, в советы директоров не входила, не получала деньги, подарки, недвижимость — я бы знал, — настаивает Чемезов. — По крайней мере, после того, как мы зарегистрировали с ней брак в октябре 2004 года». «Все, что касается моих личных средств, денег моей жены и моего несовершеннолетнего ребенка, все есть в декларации, опубликованной на сайте «Ростехнологий», — напоминает он.

Станислав Чемезов попал в «Итеру» в 2001 году «благодаря моему знакомству с Макаровым», вспоминает Чемезов: «Я попросил Игоря взять Станислава, а Макаров согласился: пусть приходит, работает».

Станислав Чемезов и его партнер Андрей Болотов (зять главы «Транснефти» Николая Токарева) «предлагали нам совместно реализовать с ними несколько проектов еще в 2001 году», вспоминает Макаров: «Они предлагали совместно добывать нефть и газ на морском шельфе в Бирме, это был офшорный, тяжелый блок, и проект не пошел. А потом Болотов и Чемезов хотели поучаствовать в проекте по обработке соды в Туркмении, и тоже не сложилось».

Еще одна сфера интересов Станислава Чемезова — фармацевтика. Он владеет 30% фирмы «Медфармтехнология» — управляющей компании проекта «Фармополис». Это фармацевтический кластер, который планируется разместить в Волоколамском районе на 200 га вдоль дороги Волоколамск — Жданово. Проект реализуют «Ростехнологии» и минпромнауки Московской области (указано на сайте последнего).

Между прочим несколько лет назад корпорация «Ростехнологии» и «Фармстандарт» подписали соглашение о сотрудничестве. «Фармстандарт» учрежден в 2003 году компанией «Профит-хаус» – структурой Millhouse Capital, управлявшей активами олигарха Романа Абрамовича. (Через пять лет Абрамович и Millhouse вышли из этого бизнеса.) Летом 2008 года заводы этой группы компаний вместе с Голиковой и Христенко посетил премьер-министр Владимир Путин. Капитализация «Фармстандарта» составляет $2,9 млрд. Согласно отчетности компании, министерство здравоохранения и социального развития РФ является одним из основных потребителей продукции «Фармстандарта».

У всех еще на памяти всеобщая паника, которая охватила весь мир в связи с пришествием «свиного гриппа». Быстро докатилась она и до России. И вдруг в средствах массовой информации появилась сенсация: есть такое средство, которое способно спасти людей - «Арбидол». С ним никакой черт не страшен, а тем более, какой-то вирус.

Вскоре дотошные журналисты докопались до такого факта: единственным производителем (а значит, и получателем бюджетных инвестиций) чудодейственного средства против свиного, птичьего, да и всяких других гриппов является компания «Фармстандарт», которая, по мнению некоторых аналитиков, ныне входит в тройку ведущих фармацевтических компаний страны.

Еще В СПАРК сын Чемезова Станислав значится совладельцем (1%; остальные 99% — у белизского офшора Uberaba Holding SA) ООО «Интербизнесгрупп». По слухам, Чемезов-младший — председатель совета директоров «Интербизнесгрупп». У этой компании широкий круг интересов.

В частности, «Интербизнесгрупп» указана как единственный владелец «Стандарт-реал», которому, в свою очередь, принадлежит 13,33% Независимой страховой группы (НСГ). У «Стандарт-реала» и НСГ одинаковый телефон. Еще 32,47% страховщика числится за Виталием Герасимовым — этот человек в СПАРК указан как партнер Станислава Чемезова в фирме «Полисос продакшн» (дизайн, полиграфия, бизнес-сувениры).

НСГ — страховщик крупнейших предприятий оборонно-промышленного комплекса, говорится на ее сайте. Там же перечислены клиенты — предприятия «Ростехнологий»: «Оборонпром», «АвтоВАЗ», «Мотовилихинские заводы», «Алмаз-Антей» и др. В 2010 году НСГ продала страховок на 923,7 млн руб., львиная доля — 775,2 млн руб. — пришлась на страхование имущества.

В 2010 году в руки журналистов попал отчет о доходах и имуществе за 2010 год десяти членов правления "Ростехнологий". Согласно документу, больше всех в госкорпорации в прошлом году заработал Сергей Чемезов — 36,8 млн руб., что на 2,3 млн руб. больше, чем годом ранее. Господину Чемезову принадлежит земельный участок в Подмосковье площадью 6,3 га с расположенным на нем жилым домом площадью 1,67 тыс. кв. м, гостевым домом (513,3 кв. м) и несколькими хозяйственными постройками (общая площадь — 814 кв. м). Кроме того, за ним числится целый автопарк — автомобили ГАЗ-13, ВАЗ-11193, ЗИЛ-410470, Cadillac Eldorado и НефАЗ-4208-10-17, а также трактор ВТЗ-2048А, три мотовездехода и три снегохода.

А вот доходы супруги главы "Ростехнологий" Екатерины Игнатовой заметно снизились по сравнению с 2009 годом. Тогда, напомним, она заработала 427,5 млн руб., а в 2010 году — только 319,9 млн руб., потеряв лидерство в рейтинге самых высокооплачиваемых жен госслужащих. По итогам 2010 года высшую строчку заняла супруга первого вице-премьера Игоря Шувалова с доходом 372,908 млн руб. Екатерина Игнатова владеет крупными пакетами акций нескольких компаний, в частности, ей принадлежит 70% долей ООО "Кате" (разработчик отечественной автоматической коробки передач), 99,98% долей ООО "Рисонт-Холдинг" (управляет 19 ресторанами сети "Этаж" с ежегодным оборотом $12 млн), 13,14% акций банка "Международный финансовый клуб", совладельцем которого являются Михаил Прохоров, Виктор Вексельберг и ряд крупных предпринимателей, а также 100% ООО "Салон красоты "Нэкст"" на Остоженке. Кроме того, ей принадлежит шесть земельных участков общей площадью 3,8 га и гараж-бокс (38,1 кв. м). Семейство Чемезовых владеет двумя квартирами (259,7 кв. м. и 385,6 кв. м).

* * *

В то время, как богатели домочадцы Чемезова и он сам, дела на предприятиях госкорпорации шли все хуже и хуже. Владимир Путин, посетивший ежегодный авиасалон "МАКС-2009", недоумевал: как одной только Объединенной авиастроительной корпорации на убыточных сделках удалось набрать 119 миллиардов рублей долгов. Вечером премьер на совещании объяснил генералам от авиации, что никак не может смириться с их финансовой дисциплиной.

- Причем около 64 миллиардов из них - это дефицит, не обеспеченный выручкой, - негодовал Путин.

Государство вынуждено помочь госкомпании на 120 миллиардов, хотя создавало ее для... оздоровления отрасли. Закончился разговор об убытках поручением министру финансов Алексею Кудрину «разобраться в вопросе». Еще пять минут назад глава Минфина шутил с 1-м вице-премьером Игорем Шуваловым. Теперь он заметно приуныл.

Вскоре Федеральная антимонопольная служба возбудила более 225 административных дел в отношении "Ростехнологий" по фактам нарушения антимонопольного законодательства, выявленным в ходе проверки госкорпорации Генпрокуратурой с участием службы. В распоряжении журналистов оказались материалы этой проверки "Ростехнологий", о которых глава ФАС Игорь Артемьев проинформировал вице-премьера Игоря Сечина в письме N ИА/4228-пр.

"Ростехнологии" получили акции 225 предприятий на общую сумму 138,96 млрд руб. "По изложенным фактам ФАС России направила определения о нарушении антимонопольного законодательства и возбуждении дел об административных правонарушениях в отношении ГК "Ростехнологии". Общая сумма налагаемых штрафов за указанные правонарушения может превысить 56 млн руб.",— говорится в материалах проверки ФАС.

У ФАС есть претензии к "Ростехнологиям" и в части эффективности расходования госсредств. Так, ФАС усомнилась в целесообразности сделки по приобретению за 56 млн руб. 100% долей в ООО "Маркетинговые и инвестиционные проекты" (МИП) у двух физических лиц — Александра Бравермана и Леонида Клочкова. "В структуре ГК "Ростехнологии" имеются департаменты с аналогичными функциями, в которых заработная плата работников в соответствии со штатным расписанием установлена на уровне более 150 тыс. руб. в месяц",— отмечает Игорь Артемьев.

По данным ЕГРЮЛ, собственниками созданного в 1993 году ООО МИП были Александр Браверман (82,78%) и Леонид Клочков (7,22%). 29 сентября компания сменила собственников: теперь доли в этом ООО принадлежат ГК "Ростехнологии" (25,1%) и ее дочерним структурам — ОАО "Концерн "Авионика"" (13,45%), ООО "ТД "АльпенСтарс 2002"" (7,58%), ОАО "Метзавод "Красный Октябрь"" (11,5%), ОАО "Корпорация "Аэрокосмическое оборудование"" (11%), ОАО "Корпорация "ВСМПО-Ависма"" (10,9%) и ОАО "ТФК "КамАЗ"" (4,45%). По итогам 2008 года компания получила убыток 11,16 млн руб.

И, наконец, критике подверглась практика проведения закрытых тендеров на размещение заказов для нужд "Ростехнологий". В материалах проверки ФАС говорится, что в ряде случаев тендерная комиссия "в произвольной форме" меняла свои решения о порядке проведения тендера: так, при подведении итогов конкурса одна из компаний изменила свое предложение по цене, тогда как другие участники не были уведомлены о такой возможности. Также, по мнению ФАС, имели место случаи "необоснованного завышения цены контракта". Победителем закрытого конкурса по разработке и внедрению системы электронного документооборота в "Ростехнологиях" стало ООО "Корус" с ценой контракта в 42,98 млн руб., что вдвое превысило предложение участника, занявшего второе место (19,58 млн руб.). Применяемые в госкорпорации процедуры размещения заказов "не приводят к эффективному расходованию средств, а также не обеспечивают прозрачность и гласность проводимых торгов", резюмирует Игорь Артемьев.

В конце 2009 года Счетная палата завершила проверку эффективности расходования «АвтоВАЗом» госпомощи на 25 млрд руб. Эти деньги завод получил из бюджета через одного из своих крупнейших акционеров — госкорпорацию «Российские технологии» в июне. В течение нескольких недель деньги были потрачены на выплаты банкам и поставщикам предприятия. Проверка проходила в октябре — ноябре 2009 г., Счетная палата рассматривала работу «АвтоВАЗа» в 2008-2009 гг.

Продажи «АвтоВАЗа» начали падать в ноябре 2008 г.. А еще 11 октября 2008 г. тогдашний президент предприятия Борис Алешин и председатель его совета директоров, гендиректор «Ростехнологий» Сергей Чемезов написали письмо премьер-министру Владимиру Путину с просьбой предоставить заводу из бюджета 26 млрд руб., говорится в отчете Счетной палаты. Это «соответствует двухмесячному обороту компании», констатируют аудиторы. Деньги предполагалось потратить на «погашение просроченной задолженности поставщикам, погашение биржевых облигаций, векселей», а также на «частичное покрытие затрат по простою в январе — феврале 2009 г. в размере 1 млрд руб.».

30 марта правительство одобрило выделение «АвтоВАЗу» госпомощи на сумму 25 млрд руб. А днем позже совет директоров предприятия одобрил антикризисный план, говорится в отчете. Документ предусматривал решение трех блоков вопросов: восстановление ликвидности, выход на уровень операционной рентабельности и разработку стратегии долгосрочного развития «АвтоВАЗа».

Господдержка позволила бы «АвтоВАЗу» сохранить «оборотные средства и средства для развития производства, за счет чего удержать свою долю на рынке (даже в условиях общего падения спроса), а также избежать массовых увольнений <...> персонала» предприятием и его поставщиками, говорится в отчете. При этом Минпромторг прогнозировал, что бюджетные вливания и общие меры поддержки автопрома позволили бы автогиганту реализовать дополнительно 250 000 машин. Но этого не произошло, констатируют аудиторы.

Руководство «АвтоВАЗа» тем временем реализовывать антикризисные меры не спешило. С опозданием сокращалось производство машин, что стало причиной затоваривания. Остатки автомобилей на складах выросли с 17 000 на начало 2008 г. до 102 000 на начало 2009 г., говорится в документе. Да и при выборе базового сценария развития ситуации в 2009 г. была допущена ошибка. Еще в марте 2009 г. предполагалось, что продажи «АвтоВАЗа» составят 669 000 машин (падение на 22% к 2008 г.), но уже к концу года стало понятно, что они будут как минимум на 40% ниже.

Но мартовская антикризисная программа оказалась неэффективной. Например, задача частичного снижения запасов была решена не за счет мер по стимулированию продаж, а за счет полной остановки завода в январе и августе. Простои обошлись «АвтоВАЗу» в 7,7 млрд руб., говорится в отчете.

Не оправдалась и ставка на завоевание рынков Урала, Сибири и Дальнего Востока: предполагалось, что из-за введения запретительных пошлин на подержанные иномарки местные жители будут более благосклонны к продукции «АвтоВАЗа», но в этих регионах падение продаж в первых трех кварталах 2009 г. было даже больше, чем в целом по России, — 51% против 44%. Безрезультатными оказались надежды и на увеличение госзаказа (в 2009 г. в рамках госзаказа было продано 14 059 Lada — в 2,8 раза меньше, чем годом ранее) и рост корпоративных продаж (результаты отсутствуют, говорится в отчете СП).

«Таким образом, все запланированные мероприятия не были исполнены либо не дали существенного эффекта, а задача восстановления рентабельности была провалена», - констатирует Счетная палата.

 

Страсти по «Юрмашу». Чемезов и Цивилёв готовят банкротство стратегического завода в Кемеровской области?

 

На Кузбассе решается судьба находящегося в процессе банкротства «Юргинского машиностроительного завода» (Юрмаш). В ближайшее время арбитражный суд должен принять решение о введении здесь конкурсного производства. «Юрмаш» – стратегическое предприятие, некогда считавшееся одним из крупнейших производителей специализированной техники как для угольных компаний, так и для оборонного ведомства. Сегодня долги завода исчисляются миллиардами. «Юрмаш» оказался убыточным вскоре после того, как его собственником стал концерн «Уралвагонзавод». С этого момента на предприятии наступил затяжной кризис, а длительные задержки зарплаты и факты сокрытия налогов привлекли внимание силовиков. Передача завода под контроль госкорпорации «Ростех» также не исправила ситуацию. Более того, имела место попытка кемеровского губернатора Сергея Цивилёва продать «Юрмаш» «Уральской горно-металлургической компании» Искандара Махмудова и Андрея Бокарева. Противостояние с главой Кузбасса хотя и окончилось победой Сергея Чемезова, тем не менее подтолкнуло главу «Ростеха» заняться решением проблем завода. Вот только растущие долги не оставляют сомнений в неизбежном банкротстве предприятия, чего могут добиваться все заинтересованные стороны, ведь в этом случае «Юрмаш» может быть на законных основаниях продан частным лицам.

«Юрмаш» долги признает, но не выплачивает

О начале процедуры банкротства «Юргинского машиностроительного завода» стало известно еще в январе, когда СМИ сообщили о введении на предприятии процедуры наблюдения. С исковым заявление о признании «Юрмаша» банкротом в Арбитражный суд Кемеровской области обратилась московская компания «Метрологическая лаборатория», которой завод задолжал 1,45 млн рублей. Наличие долга на предприятии не отрицали, но, когда речь зашла о его погашении – развели руками: средств для этого у завода нет.

Заметим, что попытки добиться банкротства «Юрмаша» имели место и ранее. Так, в январе 2019 года аналогичное требование озвучивало магнитогорское ООО «Эффективность», долг перед которым составлял 508 тыс. рублей. Однако тогда суд отказал в удовлетворении иска, обосновав свое решение тем, что за заводом закреплен статус стратегического предприятия, в связи с чем имеет место особый порядок возбуждения дел о банкротстве.

В частности, одним из условий является общая сумма исковых требований, которая должна превышать 1 млн рублей. У «Эффективности» она оказалась меньше, но это стало только началом. Вскоре свои претензии предъявил «Связь-банк» и они звучали гораздо более весомо: речь шла о взыскании 2,93 млрд рублей. Большая часть этих средств в 2011-2014 гг. была получена заводом в виде займов «на развитие основных производств», которые в итоге так и не были возвращены.

Согласно данным открытых источников, на сегодняшний день общий объем исковых требований к «Юрмашу» составляет более 3,3 млрд рублей. Кроме того, заведено свыше 5,6 тыс. исполнительных производств на сумму 4,1 миллиарда. Так что же произошло с заводом, который еще совсем недавно обеспечивал специализированным оборудованием горнодобывающие предприятия не только на Кузбассе, но и за его пределами и считался его крупнейшим производителем в западносибирском регионе?

«Уралвагонзавод»: вложить – минимум, выжать – максимум

Если проанализировать финансовое состояние «Юргинского машиностроительного завода», то в глаза бросается следующее обстоятельство: последний раз предприятие получило прибыль в 2012 году. Тогда, при выручке 1,3 млрд рублей, она составила 2,3 миллиона. После этого «Юрмаш» стал нести сплошные убытки.

Уже в 2013 году выручка завода упала более, чем в двое и составила 2,1 млрд рублей, прибыль – «минус» 505 миллионов. Дальше ситуация менялась исключительно в худшую сторону, и если в 2017 и 2018 гг. выручка еще держалась н уровне 1,3 миллиарда, то убытки составили, соответственно 1,2 млрд и 1,8 млрд рублей.

Заметим, что началу масштабного кризиса предшествовала смена собственника предприятия. В 2013 году им стал широко известный концерн «Уралвагонзавод» (УВЗ), позже вошедший в структуру госкорпорации «Ростех». Предварительный договор был подписан с ООО «УВЗ-Логистик» – «дочерней» компанией «Уралвагонзавода». Комментируя сделку, гендиректор «УВЗ-Логистик» Дмитрий Еремеев рассказывал, что для компании «Юрмаш» хотя и является непрофильным активом, но имеет широкие перспективы развития.

«Он производит горно-шахтное оборудование, на которое есть большой спрос. Кроме того, компетенции завода в тяжелом машиностроении могут быть расширены за счет модернизации мощностей, также предприятие может выполнять оборонные заказы», – рассуждал Еремеев в интервью изданию «Коммерсант».

На практике же все сказанное оказалось утопией, и ситуация на предприятии начала неумолимо ухудшаться. Это неудивительно, если учесть, что изначально целью его приобретения называлось снижение себестоимости производства Угольной компании «Заречная», также выкупленной «Уралвагонзаводом». Как выяснилось в итоге, собираясь выжать из «Юрмаша» по максимуму, новый собственник не строил планов инвестировать финансы в его развитие.

Губернатор Тулеев телеграфирует Генпрокурору

Вскоре были возбуждены и первые уголовные дела, связанные с уклонением от уплаты налогов и невыплатой зарплаты сотрудникам завода в Юрге. В июле 2014 года в Следственном Управлении СК по Кемеровской области сообщили, что руководство завода скрыло от налоговых органов свыше 83 млн рублей, которые переводились контрагентам, минуя расчетные счета организации.

Впрочем, такое положение вещей было характерно для «Уралвагонзавода» в целом: в это же время, по данным пресс-службы областной администрации, общая задолженность подконтрольных ему структур превысила 1,2 млрд рублей, а материалы в отношении топ-менеджеров концерна были переданы в правоохранительные органы.

К лету 2016 года кризис «Юрмаша» вошел в новую стадию: долги по зарплате выросли до 116 млн рублей и для их погашения было решено привлечь средства областного бюджета.

«Градообразующее предприятие на сегодняшний день находится не просто в критической ситуации, оно на грани банкротства и выживания. С приходом на предприятие нового собственника ОАО «НПК «Уралвагонзавод» мы связывали большие надежды на привлечение инвестиций, размещение значительных заказов, погашение долгов. Однако до настоящего времени собственником не принимается действенных мер к организации эффективного производства, снижению долговой нагрузки», – цитировала «Российская газета» текст телеграммы, направленной кемеровским губернатором Аманом Тулеевым в адрес бывшего в то время Генпрокурором Юрия Чайки.

Первые намеки на исправление катастрофической ситуации появились в декабре 2016-го, когда руководство завода погасило долги перед сотрудниками за период с апреля по сентябрь. К этому времени наметились и новые структурные изменения: решением президента проблемный «Уралвагонзавод» был передан госкорпорации «Ростех».

Бесплатный сыр в «мышеловке» Чемезова

Как и несколько лет назад, перед «Юрмашем», казалось бы, открылись перспективы в виде новых проектов, заказов, контрактов, в том числе, от оборонного ведомства. Обеспечить все это было по силам главе «Ростеха» Сергею Чемезову, вот только он предпочел дистанцироваться от проблем завода в Юрге.

А ведь «Юрмаш» – не просто градообразующее предприятие, где сегодня продолжают трудиться около 1600 человек из восьмидесятитысячного населения моногорода. Это компания оборонно-промышленного комплекса, выступающая соисполнителем гособоронзаказов. Также на балансе завода находится ТЭЦ, снабжающая теплом весь населенный пункт, остановка которой станет настоящим ЧП, которого чудом удалось избежать в 2016 году.

Подчиненные Чемезова прекрасно понимают, какой груз лег на плечи корпорации. «Вот мы бесплатно приобрели Юргинский машзавод, вложили не один миллиард рублей, а проблема не разрешается. Это сказано не в упрек, а в пример. В советский период он производил артиллерийскую составляющую, и это была одна из мотиваций, но мы ничего не заплатили, а получили проблемы», – сетовал в интервью «Коммерсанту» гендиректор «Уралвагонзавода» Александр Потапов.

Между тем, средства, у концерна имеются, вот только вместо того, чтобы направить их на поддержку собственных «дочерних» структур, им находят иное применение. Так, в конце декабря 2018 года «Уралвагонзавод» выкупил у группы ИСТ 9,3% акций «Объединенной вагонной компании» (ОВК). В госкорпорации это объяснили необходимостью усилить позиции в области производства железнодорожного подвижного состава, а также содействием достижению целевых показателей стратегии «Ростеха» до 2025 года в сфере гражданской продукции.

Так что пока собственные предприятия находились на грани выживания, Чемезов укреплял позиции в ОВК. Но как известно, свято место пусто не бывает и на «Юрмаш» устремили свои взгляды такие экономические «хищники», как совладельцы «Уральской горно-металлургической компании» (УГМК) Искандар Махмудов и Андрей Бокарев, имеющие на Кузбассе собственный актив – компанию «Кузбассразрезуголь», входящую в структуру УГМК.

Проигранная партия Сергея Цивилёва

Политическая ситуация в регионе благоприятствовала бенефициарам УГМК. Дело в том, что Сергей Цивилёв, сменивший на посту губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, в свое время являлся бизнес-партнером Махмудова и Бокарева: все вместе они владели угольным холдингом «Колмар». В январе 2018 года Цивилёв выкупил 30% акций холдинга у структур УГМК и стал его контролирующим акционером, а после ухода на госслужбу передал бразды управления «Колмаром» собственной супруге.

Став главой Кузбасса, Цивилёв поспешил укрепить деловые контакты с бывшими компаньонами. В мае 2018 года он подписал соглашение о сотрудничестве с гендиректором УГМК Андреем Козицыным, а уже в июне 2019-го областная администрация передала в распоряжение угольных компаний 21 земельный участок сельскохозяйственного назначения общей площадью 467 гектаров. 12 участков отошли «Кузбасразрезуглю».

Но это были далеко не единственные реверансы, сделанные Цивилёвым в адрес Махмудова и Бокарева. Можно представить всю глубину негодования, а возможно и ярости, Сергея Чемезова, когда в январе прошлого года он узнал о намерении кемеровского губернатора продать УГМК завод «Юрмаш». Причем сообщалось об этом как о чем-то уже решенном и не подлежащем пересмотру.

«Сделка между «Уралвагонзаводом» и группой компаний «УГМК-Холдинг» находится в финальной стадии. В ближайшее время сделка будет закрыта. Владельцами Юргинского машзавода, включая и котельную, станут структуры УГМК», – цитировал слова Цивилёва ТАСС.

Заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы. «Губернатор Кузбасса «продал» «Юрмаш» УГМК без ведома Чемезова?», – задавались вопросом авторы портала «ФедералПресс». В свою очередь, эксперты издания ставили под сомнение возможность смены собственника завода в Юрге.

«Если глава «Ростеха» Сергей Чемезов не захочет отдать «Юрмаш», то никакая УГМК его не получит. Вы понимаете вес «Ростеха» и вес УГМК?», – комментировала ситуацию директор региональных программ Независимого института социальных исследований Наталья Зубаревич, расценившая заявление Цивилёва как «игры и детский шантаж в отношении УВЗ».

Цель – обанкротить и продать с молотка?

Как выяснилось, Цивилёв переоценил свои возможности. Переусердствовал, спеша удовлетворить пожелания друзей-компаньонов из УГМК. Несмотря на то, что официальных комментариев со стороны Чемезова так и не последовало, определенные выводы из сложившейся ситуации руководством «Ростеха» все-таки были сделаны.

В ноябре прошлого года на сайте госкорпорации появилось сообщение о том, что «Ростех» намерен заняться финансовым оздоровлением «Юрмаша», предоставив заводу беспроцентный заем в размере 300 млн рублей «на обеспечение операционной деятельности и исполнение текущих обязательств». Реализация антикризисной программы возлагалась на компанию «РТ-Капитал» – «дочернюю» структуру корпорации, специализирующуюся на работе с проблемными и непрофильными активами.

Также сообщалось, что задолженность по зарплате перед сотрудниками завода погашена в полном объеме. Забота о людях – дело, конечно первостепенное, но вот как быть с долгами предприятия? Готов «Ростех» взять их на себя? А ведь количество кредиторов «Юрмаша» день ото дня только растет. Так, в минувшем июле арбитраж Кемеровской области включил в соответствующий реестр претензии налоговой службы, в размере 1,4 млрд рублей.

Как мы можем убедиться, на этом фоне заем в 300 миллионов выглядит сущими копейками. Не поздно ли начал суетиться господин Чемезов? В то же время не стоит сбрасывать со счетов и далеко идущие планы губернатора Цивилёва, которые могут быть отсрочены, но отнюдь не забыты. Или оба чиновника, независимо друг от друга, ставят перед собой одну же цель – передать «Юрмаш» в частные руки, пусть даже для этого его нужно довести до банкротства? В таком случае, заинтересованные лица смогут выкупить предприятие за мелкий прайс.

Между тем, уже в сентябре должно состояться заседание суда, на котором будет рассматриваться вопрос о введении на «Юрмаше» конкурсного производства. С этого момента судьба завода и его работников будет окончательно решена. Что ждет в таком случае жителей Юрги?

 

Игорь Насенков подвёл Сергея Чемезова? СМИ раскрыли проблемы «Ростеха» при выполнении гособоронзаказа

 

«Свердловские активы холдинга «Технодинамика», (возглавляемого Игорем Насенковым – прим. «Компромат-Урал») и входящего в госкорпорацию «Ростех», привлекли внимание правоохранительных органов из-за многолетних проблем, возникающих с выполнением гособоронзаказа Минобороны. Так, инициаторы проверки в НПП «Старт» связали провалы в работе с качеством подготовки управленцев, учтя при этом и объективные причины срывов выполнения контрактов. Другой актив – «Каменск-Уральский литейный завод», уже столкнувшийся с острым дефицитом средств, стремительно наращивает долги, беря на себя обязательства по многомиллиардным займам в интересах «Технодинамики».

На выполняющем гособоронзаказ предприятии, по данным профсоюза, сокращают оплату труда и выводят в простой сотни сотрудников. Пока руководство свердловского актива «Ростеха» заявляет о необходимости мобилизации внутренних ресурсов, но при этом откладывает распределение прибыли в 1,3 млрд рублей, наблюдатели говорят о системности проблем в корпорации, ожидая новых кризисов уже в краткосрочной перспективе.

Проблемы с выполнением гособоронзаказа на свердловском НПП «Старт», являющегося «дочкой» холдинга «Технодинамика» госкорпорации «Ростех», стали поводом для негласной ревизии со стороны правоохранительных органов. После тщательного изучения ситуации силовики дали свою оценку происходящему, которую теперь будут изучать на уровне федерального руководства. Напомним, ранее уже сообщалось о том, что ряд контрактов по гособоронзаказу не был выполнен, или же обязательства закрывались с нарушением сроков, что приводило в том числе и к судебным разбирательствам с Минобороны.

«Был охвачен довольно большой временной промежуток – практически все 2010-е годы. За это время какие-то контракты были сорваны полностью, какие-то – выполнены со срывом сроков, но пока что выводы, скорее, в пользу «Старта». Так, например, один из заказов было невозможно выполнить физически из-за того, что выданное ТЗ подразумевало предоставление определенной технической информации от «смежников», а её не было. Где-то сроки не соблюдались из-за отсутствия достаточного авансирования, где-то – нагрузка на производственную цепочку превышала производственные возможности субподрядчиков», – пояснил собеседник.

Однако в отношении сотрудников головной структуры холдинга предварительные выводы сделаны гораздо жёстче, уверяют источники редакции.

«По сути, мы говорим о том, что есть вероятное негативное влияние на реализацию гособоронзаказа предприятием «Старт» действий головной организации холдинга «Технодинамика», сотрудники которого якобы неквалифицированно выполняли управленческие функции», – рассказал источник. В частности, речь может идти о недочётах в работе сразу по нескольким направлениям, например, по закупке различных комплектующих и материалов. Это, считают в госструктурах, вполне могло повлиять на сроки поставки готовой продукции в сторону их увеличения.

Определённые вопросы по перспективам работы возникают в настоящее время и у другого актива «Технодинамики» в Свердловской области – «Каменск-Уральского литейного завода» (КУЛЗ – прим. «Компромат-Урал»). Предприятие начинает активно привлекать заёмные средства. В июне завод подписал новое кредитное соглашение, в рамках которого «Банк ВТБ» открыл КУЛЗу двухлетний лимит в 900 млн рублей. Согласно материалам компании, средства необходимы на выполнение договора в рамках гособоронзаказа, выплату зарплаты, налогов и иных обязательных платежей, командировочные расходы, финансирование текущей деятельности, в том числе пополнение оборотных средств. Также из этого кредита планируется предоставить займы самой «Технодинамике» и её дочерним структурам.

В январе 2020 года КУЛЗ уже получил от «Банка ВТБ» годовой кредитный лимит на 200 млн рублей. Средства также привлекались на текущую деятельность, зарплату и займы материнской компании и её структурам. В конце декабря Сбербанк открыл КУЛЗу две кредитные линии с лимитами общей суммой в 200 млн рублей, из которых 50 может быть привлечено только на займы предприятиям «Технодинамики» или ГК «Динамика» (также входит в «Ростех»), а 150 – на производство, в том числе на зарплату и налоги, за исключением расходов по контрактам в рамках Гособоронзаказа, договорам с материнской компанией и «Динамикой». Вдобавок к этому завод взял на себя финансовые риски по кредиту «Технодинамики» на 3,39 млрд рублей в Сбербанке, выступив поручителем по займу.

Финансовое положение на заводе осложнилось в период пандемии коронавируса. Как рассказала председатель профсоюза КУЛЗа Александра Виноградова, с начала пандемии на предприятии снизились зарплаты, около половины персонала в апреле и мае выходили в простой с сохранением заработной платы.

«Всего на заводе 1,5 тысячи человек, из них 700-800 человек продолжали работать. По указу губернатора с апреля по 13 июля сотрудники в возрасте 65 лет и старше переведены на самоизоляцию с оформлением больничного листа. Таких 80 человек», – пояснила глава профсоюза. Помимо этого, на предприятии с 2019 года проводится оптимизация штатной численности, но вопрос о массовом высвобождении сотрудников не поднимался.

Последствия пандемии для производства признаёт и руководство предприятия. «Большие трудности испытывают и наша отрасль, наши партнёры, и мы как часть этой производственной цепочки. Чтобы пережить это состояние, необходимы меры экономии и мобилизации внутренних ресурсов», – говорится в обращении генерального директора КУЛЗа Вячеслава Русакова к сотрудникам, опубликованном на сайте предприятия.

СМИ направили в ГК «Ростех» вопросы о финансовом состоянии «Каменск-Уральского литейного завода», наличии невыполненных обязательств по контрактам и планам в дальнейшем привлекать кредитные средства. Однако в компании не смогли подготовить комментарий к моменту публикации материала.

Согласно данным базы «Контур.Фокус», по итогам 2019 года чистая прибыль предприятия составила 380,5 млн рублей, показав рост в 2,5 раза в сравнении с 2018 годом. Выручка составила 2,1 млрд рублей. При этом объем основных средств предприятия снизился почти на 5%, размер дебиторской задолженности сократился на 11%, до 526 млн рублей. На 20% вырос размер долгосрочных обязательств. На конец года он составлял около 140 млн рублей. По состоянию на конец 2019 года завод располагал нераспределенной прибылью в размере 1,3 млрд рублей. Напомним, совет директоров КУЛЗа рекомендовал акционерам не расходовать чистую прибыль за минувший год, в том числе на выплату дивидендов.

Отметим, вопросы к политике управления активами «Ростеха» возникали и в соседней Челябинской области. В частности, «ЧТЗ-Уралтрак» стремительно наращивает долги, общий размер которых уже превысил 500 млн рублей, десятки контрагентов подали иски о банкротстве завода.

Справочно:

АО «Каменск-Уральский литейный завод» расположено в городе Каменск-Уральский Свердловской области. Предприятие производит взлетно-посадочные устройства, в том числе тормозные колеса, для самолетов военной и гражданской авиации, а также продукцию для ракетостроительной отрасли и комплектующие для газового и электротехнического оборудования. По состоянию на 2018 год доля авиационной продукции в выручке компании составляла порядка 70%. Среди заказчиков КУЛЗа корпорации «МиГ» и «Иркут», компания «Сухой» и холдинг «Вертолеты России».

КУЛЗ ранее принадлежал корпорации «Уралвагонзавод», которая сейчас также является структурой «Ростеха». В состав «Технодинамики» завод вошёл в 2018 году. В июне 2020 года холдинг выкупил очередной пакет акций предприятия, увеличив свою долю с 66,7% до 84%.

АО «НПП «Старт» имени А. И. Яскина – предприятие, специализирующееся на пусковых устройствах для ракет ПВО и ПРО, авиационных пусковых установок, комплексов наземного обслуживания ракетных систем.

АО «Технодинамика» объединяет в себе 35 заводов и научно-исследовательских институтов авиационной и космической отраслей в 10 регионах. В Свердловской области расположены два предприятия холдинга – НПП «Старт» и «Каменск-Уральский литейный завод», - резюмирует издание СМИ «Правда УрФО».

 

Конфликты в окружении Путина обострились. Сечин под ударом, Ротенберги ослабли, Шойгу настроен против Чемезова

 

Этот год принесет обострение внутриэлитных конфликтов по линии госкорпораций и правительства, в нефтяной и оборонной промышленности, банковском секторе. Предстоит большая перегруппировка элит, считают источники и эксперты Znak.сom.

Несколько месяцев назад в докладе «Политбюро 2.0», описывающем взаимоотношения российских элит между собой и с президентом Владимиром Путиным, компания Minchenko Consulting сделала прогноз о том, что в 2015 году в условиях серьезного экономического кризиса борьба кланов заметно активизируется: ресурсов становится все меньше, господдержку получат не все, придется драться за место у кормушки.

Уже сейчас, глядя на то, кто получил деньги по первому требованию, а кому их обещали, но пока но не выдали (или кому выдали, но не так много, как другим), можно сделать ряд предположений о развитии нескольких известных в политических кругах внутриэлитных конфликтов.

Несколько дней назад государственное Агентство страхования вкладов обнародовало список банков, которые могут претендовать на господдержку. Из государственных банков на помощь претендуют группа ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, рассказали РБК два источника в правительстве. Банкам группы ВТБ АСВ выделит более 300 млрд руб.: ВТБ – 193 млрд руб., его розничной «дочке» ВТБ24 – 65,8 млрд руб., Банку Москвы – 49 млрд руб. Газпромбанку дадут 125 млрд руб., Россельхозбанку – 69 млрд руб.

Председателем правления банка ВТБ является Андрей Костин, среди его акционеров – правительство России, миллиардер Сулейман Керимов, фонды Geberali, TPG Capital, норвежский Norges Bank, Государственный банк Азербайджана, а также Chiba Construction Bank. Акционерами Газмпромбанка являются «Газпром», Внешэкономбанк, Сергей Розенберг, «Тинькофф», РДК, а также менеджмент банка. Председатель совета директоров – председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер. Председатель совета директоров «Банка Москвы» — все тот же Андрей Костин, его основной акционер – группа ВТБ.

Если обратиться к докладу «Политбюро» и изучить слайд «Орбиты власти», то получится, что Костин вместе с главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной, главой «Сбербанка» Германом Грефом, вице-премьером Игорем Шуваловым, министром финансов Антоном Силуановым и помощником президента Александром Белоусовым находится в одном секторе и в орбите влияния Юрия и Михаила Ковальчуков, а Алексей Миллер — в орбите влияния Геннадия Тимченко, тех же Ковальчуков и главы «Роснефти» Игоря Сечина.

Из частных банков господдержку могут получить Альфа-банк – 62,8 млрд руб., банки группы «Открытие» – 65 млрд руб., Промсвязьбанк – 30 млрд руб., Московский кредитный банк – 20 млрд руб., банк «Россия» – 13 млрд руб., банк «Уралсиб» – 12 млрд руб., МДМ Банк – 9 млрд руб. Материнской компанией «Альфа-банка» является компания на Кипре. Не напрямую контрольный пакет акций контролируют Михаил Фридман, Герман Хан, Алексей Кузьмичев. К банкам группы «Открытие» имеют отношение миллионер Александр Мамут, вице-президент «ЛУКОЙЛа» Леонид Федун, миллионеры Вадим Беляев, Рубен Аганбегян, Александр Несис, Сергей Гордеев и другие. Председателем совет директоров «Промсвязьбанка» является экс-сенатор Алексей Ананьев, его брат Дмитрий до сих пор находится с Совете Федерации. Основной собственник МКБ – Роман Авдеев, банка Уралсиб – Николай Цветков, МДМ-Банка - различные финансовые структуры, в том числе – офшорные.

Фридман также относится к орбите влияния Ковальчука, Мамута считают довольно близким человеком к первому замглавы администрации президента Вячеславу Володину, Фридмана – к помощнику президента Владиславу Суркову, также считается, что у Фридмана прохладные отношения с Сечиным после того, как «Роснефть» купила ТНК-ВР (Фридман тогда возглавлял совет директоров ТНК-ВР, однако покинул свой пост после завершения сделки, с которой не был согласен).

Таким образом, поддержка банковского сектора пока выглядит разнонаправленной: Кремль старается успокоить самые разные финансовые кланы.

Более того, банковский сектор имеет приоритетное значение и для еще одной структуры: согласно неофициальным данным, в этом рынке имеет большой интерес ФСБ.

Примечательно, что банку «Россия» Юрия Ковальчука пока выделяют сравнительно небольшую господдержку, что стало поводом пошептаться о снижении влияния этого бизнесмена, попавшего под санкции в числе первых.

Господдержки пока не получил и банк братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов (СМП-банк), что также отметили собеседники издания в кулуарах. Зато большая сумма господдержки ГК «Открытие» вызвала немало шуток о том, что владельцы банков, входящих в группу, вошли в фавор, при этом есть гипотеза о том, что банки группы пользуются покровительством Центробанка.

Профессор Высшей школы экономики Константин Сонин отмечает, что в ближайшем будущем конфликты в банковской сфере могут только обостриться. «В банковском секторе деньги ходят свободнее, чем в госкорпорациях, тем более что расплата за выделенные средства наступает не так публично, как за средства ФНБ. Главным местом борьбы сейчас будет банковский сектор, а не промышленный», — считает Сонин.

Такого же мнения придерживается экс-вице-премьер правительства, ныне – сопредседатель партии РПР-ПАРНАС Борис Немцов. «Базовым приоритетом в кризис, как мне видится, будет помощь банкам. Тут будут играть роль не столько экономические соображения, сколько «понятийные», и тут не будет иметь значения позиция правительства. На уровне кооператива «Озеро» имеет смысл коммуникация с президентом Путиным, а не с правительством», — считает Немцов.

Большой конфликтный потенциал есть еще в двух других отраслях, нефтяной и оборонной.

Так, трудности с прямой господдержкой возникли у «Роснефти», это может быть связано со старым конфликтом между руководителем компании Игорем Сечиным и нынешним правительством во главе с Дмитрием Медведевым.

«В конце 2014 года «Роснефть» просила о предоставлении средств из ФНБ, при этом ее заявка, по данным наблюдателей, превышала 2 трлн рублей. После того как компания не получила этих средств, ее запрос оценивается уже в 1 трлн, — говорит редактор отдела рынков «Oil & Gas Journal Russia» Илья Альков. — Однако на днях вновь появилась информация, что правительство не санкционирует предоставление этих денег. История, как представляется, не закончена, и нефтегазовый гигант еще будет предпринимать попытки добиться помощи. Не забудем, что госкорпорация буквально вчера провела очередной крупный выпуск облигаций и привлекла серьезные рублевые средства. Понятно, что «Роснефть» сосредоточила сегодня львиную долю российской нефтедобычи, под разработку месторождений взяты крупные кредиты, и их необходимо обслуживать, нужно обеспечивать налоговые платежи (в том числе от экспорта сырья), также корпорации необходимо вести крупные проекты, в частности в области модернизации нефтеперерабатывающих заводов. Какие-то инвестпрограммы могут быть секвестированы, но многие будут продолжены, поскольку они выполняются под эгидой повышения стандартов качества бензина, стабильности его поставок, избежания бензиновых кризисов и скачка цен на топливо. А вот судьба такого проекта, как строительство Восточной нефтехимической компании, (ВНХК) в условиях ужесточающегося кризиса - явно под угрозой. В любом случае дискуссия «Роснефти» с правительством в области финансовой поддержки продолжится», - считает Илья Альков.

Источник Znak.com, близкий к администрации президента, говорит, что в последний месяц правительство жаловалось в Кремль на поведение «Роснефти» на валютном рынке в декабре 2014 года, которое могло спровоцировать обвал рубля. В Кремль был даже написан правительственный отчет об этом, говорит собеседник.

Экс-замминистра энергетики, лидер партии «Демократический выбор» Владимир Милов считает, что позиции главы «Роснефти» Игоря Сечина в последнее время ослабели.

«Эта история напоминает историю Сергея Чемезова перед кризисом 2008 года, когда он был одним из самых влиятельных людей в окружении Владимира Путина. Однако потом выяснилось, что возглавляемая им госкорпорация «Ростехнологии» нахватала проблемных активов. Сейчас его звезда немного потускнела. То же самое происходит и с Сечиным: «Роснефть» оказалась главной мишенью в проблемной ситуации, которая сложилась в связи с кризисом. У нее есть большие корпоративные долги, которые надо быстро отдать, «Роснефть» — крупнейший проситель денег от государства и правительства. Сечин сейчас находится в зависимом положении от финансово-экономического блока правительства, и правительство может ему отплатить. «Роснефти» пока не дали денег, ее «мурыжат», госкомпания в тяжелой ситуации, хотя ради них уже допустили эмиссию. Теперь правительство будет давать отраслевые заключения на все проекты «Роснефти» и, думаю, включится в кампанию против Сечина. Однако у «Роснефти» есть политическая поддержка, есть отношения с Владимиром Путиным», — сказал Милов http://slon.today 

В оборонной отрасли тоже все сложно. На этом поле есть два самых влиятельных на сегодня игрока — министр обороны Сергей Шойгу и глава ГК «Ростехнологии» Сергей Чемезов, а также игрок послабее – вице-премьер Дмитрий Рогозин. Влиятельный глава холдинга УВЗ Олег Сиенко, согласно докладу «Политбюро 2.0», также входит в орбиту влияния Шойгу (впрочем, он немало контактирует и с Рогозиным).

Собеседники издания, близкие к правительству, обрисовывают отношения между «Сергеями» и «Дмитрием» сейчас как «весьма сложные».

В частности, согласно информации от двух собеседников, Шойгу высказывал предложения по реструктуризации ГК «Ростехнологии» (ее возглавляет Сергей Чемезов) ради демонополизации отрасли, однако пока успехом идея не увенчалась. Фактически потеряв внешние рынки, ГК «Ростехнологии» оказалась полностью зависима от государства и того же Минобороны.

Дмитрий Рогозин же продолжает претендовать на неформальную должность «главного политического вице-премьера» и постоянно высказывается в поддержку отечественного ОПК, ополченцев Донбасса и так далее. Впрочем, как отмечают источники, значимость этой персоны не стоит сравнивать с такими титанами, как Шойгу и Чемезов, которые в ситуации кризиса, вероятно, найдут общий язык.

В итоге расклад пока такой: «Ростехнологии» не переформатируют, но вопрос по средствам поддержки предприятий ВПК пока не решен. Из Госдумы поступило предложение от депутата Владимира Гутенева выделить им 4 трлн рублей, однако пока финального решения не принято.

Собеседники издания советуют обратить внимание на то, кто именно будет главным лицом, ответственным за распределение господдержки, и отмечают, что на этой почве может возникнуть конфликт по линии Шойгу - Рогозин, в котором, скорее всего, победит Шойгу.

В общем и целом, как выразился один из источников Znak.com, «запасаемся попкорном»: грядет кризисная реструктуризация элит.

Источник отмечает, что в силу кризиса правительство Дмитрия Медведева, которое начали провожать в отставку с первого же дня, временно стабилизировалось, однако все внутриэлитные конфликты продолжат развиваться в течение текущего года.

Глава Центра политических технологий Игорь Бунин отмечает, что в элитах каждому приходится бороться за доступ к первому лицу, то есть – к исчезающим ресурсам, однако даже этого сейчас может оказаться недостаточно.

«Ранее близость к первому лицу давала карт-бланш, однако сейчас мы видим, что этот карт-бланш можно заблокировать. Надо стоять в очереди за господдержкой, можно отыграть в ней несколько мест, но обойти всю нельзя. Аргументом становится опасность социального взрыва в результате прекращения работы организации – например той же «Роснефти». То есть близость к первому лицу стала менее значимой, чем наличие потенциального крупного социального конфликта. Что касается правительства, оно обречено на заклание. Может, через три месяца, может, через полгода, может, через год. Но пока именно оно распределяет деньги и может сказать, что этому предприятию положена господдержка, а другому – нет», — отмечает Бунин.

«Есть два разнонаправленных процесса в элитах, — говорит политолог Ольга Крыштановская. — С одной стороны – это центростремительная консолидация, когда люди понимают, что есть внешний враг, и видят лидера, в чьей команде хотят быть; и чем сильнее натиск врага, тем сильнее сплочение. Но есть и второй аспект: государственная помощь, которую надо делить, и тут начинает играть большую роль внутренняя конкуренция, которая будет обостряться», — считает Крыштановская.

Автор доклада «Политбюро 2.0», глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко считает, что все-таки не стоит переоценивать усиление правительства: оно выполняет функцию бухгалтера, выдающего деньги.

«Я не согласен с точкой зрения, что госкорпорации ослабли, а правительство усилилось. Наоборот, оно находится под серьезным прессингом, и неизвестно, сколько проработает: хоть до конца президентского срока Путина, хоть досрочно уйдет в отставку. На мой взгляд, самое интересное происходит вокруг финансового «треугольника»: Греф (глава «Сбербанка»), Набиуллина (глава Центробанка), Костин (глава ВТБ). Первая атака на политику ЦБ была отбита, когда Путин сказал, что доверяет политике его руководства. Но есть вопрос, насколько хватит запаса доверия к ним», — считает Минченко.